Надя Железная

Надя Железная

БЕЛАРУСЬ

Chrysalis Mag поговорил с беларусской художницей Надей Железной о скетчинге, любимых сюжетах и вдохновении.

 

54511385_440048970068080_5611891147153777236_n

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Photo1-9

Биография:
Надя Железная — беларусская художница и скетчер.

Все материалы взяты с официального сайта художника 

Instagram
 

Перепечатка материала возможна только с разрешения редакции

Текст и интервью: Анастасия Рунец

 

– Как давно ты рисуешь? И как пришла к этому?

– То, что можно увидеть в Instagram, рисую года четыре. Я начала, когда работала в Wargaming дизайнером. Мы делали редизайн онлайн-магазина. В разработку было вовлечено много людей и подразделений. Чтобы синхронизироваться, приходилось часто присутствовать на собраниях. На некоторых из них слушала и отвечала, а глаза и руки были свободны. Так я начала рисовать линейные дудлы на стаканчиках. Почувствовала что процесс затягивает и разгружает, и уже не расставалась с линером. А потом узнала, что есть фломастеры, которыми можно делать цельные заливки, и решила попробовать. С тех пор ими и рисую.

– Почему именно скетчи?

– Это быстро. В рисунках остаётся эмоция, я не успеваю остыть к натуре. Нахожусь в моменте и, зарисовывая его, запоминаю всё, что с ним связано: запахи, погоду, людей, события. Пересматриваю и вспоминаю, что вот в этот день было холодно, здесь ко мне подошёл человек поговорить, а тут меня задержали. С зарисовками я стала внимательнее смотреть на вещи, замечать особенности конструкций, детали. Рисование помогает досконально разобраться, как вещь устроена. Мои любимые сюжеты — это повседневный быт и заводы.

 

– Расскажи про завод.

– Мы ехали в арт-резиденцию в Сочи с проектом «По дороге в горы». Затея была в том, чтобы показать города через уходящие символы прошлого. Значимые объекты, которые влияли на жизнь вокруг, но остались вне поля зрения туристов. Мы останавливались в Туле, Липецке, Воронеже, Ростове-на-Дону и много еще где. Ехали неделю и переживали, что дорога пройдёт без приключений. Но волновались зря. 

Липецк встретил нас дождём и ровным видом из окна, не предвещая никаких событий. Мы съели ровный обед в ровной столовой и заселились в типовую квартиру. Скучно, время уходит, а материала нет. Быстрый поиск достопримечательностей для сталкеров выдал, что в городе есть чугунолитейный завод «Свободный сокол». Место как раз по теме проекта, туда мы и поехали. 

Машину бросили на станции Чугун-1. Вышли на перрон. Оттуда уже открылся вид на завод, но нам нужны были подробности. Обогнули товарняк и вышли на площадку перед доменным цехом. Полный восторг! Как будто государство из Безумного Макса.

Перед тем, как пойти внутрь, забрались повыше снять панорамный вид. И тут снизу: «Спускайтесь, ё* вашу мать!» Мы подумали, что это сторож с железнодорожной станции. Обматерит и отпустит. Но оказалось, что это охрана предприятия. «Сокол» не так уж и заброшен. Вот это поворот! Первой мыслью было бежать. Но при виде двух собак от этой стратегии мы отказались. Рассказы про арт-проект уйти не помогли, но тон разговора смягчился. Выяснилось, что одна часть завода перешла в частную собственность и функционирует, так что заброшенные здания тоже охраняются. 

В охранке нас встретил начальник. Пока заполняли бланки, рассказал, что нерабочую часть планируют разобрать. Не будет больше стимпанк-государства. С какой-то грустью рассказал. Оказалось, что ребята задерживают по 20 человек в месяц: то фотографы, то художники, то влюблённые. Ещё были аспиранты с металлургического факультета, потому что там печь какой-то уникальной конструкции, а у них диссертация. Вообще разговор у нас получился душевный, как будто чай пьём, а не протокол составляем. Как будто всё несерьёзно, не по-настоящему. Но полицейских вызвали вполне реальных.

Приехали за нами втроём. От суровых лиц я напряглась, но при виде «двух злостных неизвестных» полицейские захмыкали и начали пенять охранникам, что вызывают по пустякам. Закралась мысль, что обойдётся.

По дороге шутили: 

– Ну что, куда их? В женскую?

– Посмотри на них. Сейчас обидятся про сексизм и эмансипацию. Давай в общую.

И вот уже полицейским мы рассказываем про значимость завода в культуре, искусстве и для нас лично.

Вышли из опорки мы через четыре часа. Нам повезло отделаться только объяснительной и временем, а попутно ещё и узнать больше про город и завод. 

– Ну, надеюсь, не увидимся, — провожал нас Константин Александрович. Улыбался.

– Спасибо, ребята, за насыщенный вечер, — улыбались в ответ мы.

 

65576032_139409657251146_786403570549520116_n
53708733_419167368657591_610860748091686505_n
20986675_109606369770595_913340759887839232_n

– Ты рисуешь сразу на улице? Сколько времени занимает один скетч?

– Да, рисую сразу на месте. Какого-то сложившегося тайминга у меня нет. Беглый рисунок может занять час, а более детализированный — четыре. Самый долгий, наверное, часов шесть — приходилось возвращаться в локацию два раза. Чем дальше, тем более детальные рисунки я делаю, тем больше времени на это уходит.

 

35999806_441955586230831_6352514346001629184_n

– А были интересные ситуации с прохожими?

– Случаются. Прошлой осенью у меня был маленький проект-экскурсия по Минску «Автобус №123». Задумка была в том, чтобы показать город по маршруту обычного городского автобуса. Не столько нарядным, сколько живым. Найти сюжеты даже на окраине среди типовой застройки. Скучных локаций не бывает, иногда просто не хватает внимания. И вот я устроилась рисовать крыши панелек рядом с детским садом, и пока рисовала, вышли три воспитательницы и строго спросили, чем это я тут занимаюсь. А одна особо любопытная нянечка перелезла через забор, чтобы меня сфотографировать. Она очень смешно это делала — теряла тапочки и пыхтела, а потом вернулась обратно через открытую калитку в двух метрах от места высадки, чем очень меня удивила. 

Я всем показывала блокноты и объясняла, что я не проверяющий и не маньяк. Их настороженность понятна: всё-таки там дети, а рядом кто-то что-то фиксирует в блокнот. 

А в переулке Чижевских было страшновато. Там уже почти никто не живёт. СТО и пункты приёма металла. Лай собак и колючие взгляды. Меня не покидало ощущение, что сейчас кто-нибудь выйдет и даст мне пизды. И вот из-за угла вышел потрёпанный жизнью мужик, сурово посмотрел на меня и ушёл. А через пятнадцать минут он вернулся и кинул мне шестилитровую пластиковую бутыль: «Сядь на это. Земля холодная, попу отморозишь». Позаботился, а я волновалась.

 

32408208_185959938726509_6792699767437656064_n
41494978_469885183518310_257681060549862836_n
38080905_314447565963080_8607854471164198912_n

– Ты ведешь курсы по скетчам, а что думаешь насчет художественного образования? Оно вообще нужно?

– Хороший вопрос для человека без академического образования. Я думаю, нужно. Вопрос в том, где и как его получать. Часто слышу от знакомых художников, что большая часть знаний и умений им не пригодилась. Думаю, что всё пригодилось, хоть и опосредованно. Тебе показывают различные стили, приёмы, техники, подходы, всё это должно сработать в комплексе. Система, которая в сумме даёт результат. Может, ты и не будешь это использовать напрямую в том формате, в котором получил, переиначишь подходы для себя. Вместе с тем поймёшь, в каких направлениях можешь развиваться. В любом университете основная работа — твоя собственная, если её не будет — лекции и знания преподавателей пройдут мимо. 

Мои знакомые хорошо отзываются о европейском образовании, говорят, что оно вдохновляет и выстроено совсем иначе. «Я приехала с московским академическим образованием и меня попросили нарисовать, как я ощущаю целлюлит», — это совсем другое мышление и заход с другой стороны. Если есть целостная система, которая дает тебе набор знаний — это хорошо. А если нет, ты сам ее выстраиваешь, исходя из того, что тебе нужно. Это мой путь. Возможно, он сложнее, чем тот, в котором уже есть сформированная программа. Как минимум для того, чтобы начать разбираться в определённой сфере, нужно об этой сфере узнать и понять, для чего она нужна. Зато потом решаешь задачи уже с чётким пониманием, как это повлияет на общий результат. Со всей силой мотивации, ведь поставил ты себе их сам, осознанно. 

 

43434566_2179367198781075_6032416002884581670_n
45376049_294037534591857_2952580661058752433_n
42709386_309187586534723_1789142088476359466_n

– Не было мысли самой записаться на курсы?

– Пока я использую подход, когда за определёнными знаниями иду к определённым художникам.

– Ты занимаешься чем-то помимо рисования?

– Сейчас занимаюсь только рисованием.

– Железная - это псевдоним?

– Нет, это моя настоящая фамилия, с такой и псевдоним не нужен.

– Как художнику заработать на своем творчестве?

– Животрепещущий вопрос. Я не смогу дать универсальный совет, чтобы кто-то прочитал и пошел зарабатывать деньги. У всех свой путь. Можно делать иллюстрации на заказ, можно преподавать, если ты хорошо знаешь свою сферу. Можно делать репортажные проекты с журналистами и мероприятиями. Сотрудничать с дистрибьюторами. Рисовать для стоков. Начать писать и продавать большие работы. Иллюстрировать книги. Всё это совершенно разные сферы со своими требованиями к знаниям и умениям.

– Ты участвуешь в выставках?

– Этим летом я ездила в резиденцию Цветные Горы в Красной поляне в Сочи. Там мы делали цельную выставку-рассказ о путешествии по заброшкам Москва-Сочи. Мне было бы интересно развивать эту тему.

– Где можно увидеть твои работы?

– Пока только в Инстаграме, но я бы хотела выставиться в Минске среди графиков.

– Топ-3 художника, которые тебе нравятся.

– Топ-3 — это сложно, их гораздо больше. Навскидку Хокусай, еще нравятся стритартеры, так что пусть будет Шепард Фейри. Нравится то, что делает Тоня Слободчикова.

Текст и интервью: Анастасия Рунец

 

40927890_2203223129719795_8205866052779768988_n
70962474_594236781110890_7231480450235818228_n
67386089_1119443351588390_7542706420144218484_n

ПОДЕЛИТЬСЯ:

 

 

О ПРОЕКТЕ 

 

СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ 

INSTAGRAM

TELEGRAM

FACEBOOK 

YOUTUBE

 

© Chrysalis Mag, 2018-2020 
Использование материалов или фрагментов материалов
возможно только с письменного разрешения редакции.