Время действовать: акционизм, перформанс, активизм. Часть 2 акционизм vs перформанс

Знание  |  СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО  | АКЦИОНИЗМ  |  ПЕРФОРМАНС  |  16.02.2022

Время действовать: акционизм, перформанс, активизм. Часть 2 акционизм vs перформанс

Знание  |  СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО  | АКЦИОНИЗМ  |  ПЕРФОРМАНС  |  16.02.2022

Разобраться в искусстве бывает непросто. Особенно сложной задача становится, когда все вокруг смешивают и меняют понятия, которые начинают входить в широкий обиход.  В первой части серии текстов «Время действовать: акционизм, перформанс, активизм» мы вместе с художником Алексеем Кузьмичом кратко пробежались по основным практикам действия в искусстве и вспомнили о значимых примерах из истории Беларуси. В этот раз Алексей детальнее сконцентрируется на отличиях акционизма от перформанса, на примерах протестной активности после определяющих событий 2020 года.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Содержание

  • Рассказываем о том, что будет в тексте
  • Большой параграф, где показываем 11 отличий акционизма от перформанса
  • Опасен ли акционизм сегодня?
  • Узнать больше! Еще 4 лекции, которые можно посмотреть

Пролог

Последние пару лет искусство Беларуси ассоциируется с протестом. Обильно сдобренная кровью почва марки «Выборы-2020» дала щедрый урожай. В свет вагонами, тележками, да мешками с горками стало прорываться приправленное художественной стилистикой сопротивление. Политический и художественный контексты смешались. Тут-там стали мелькать слова, которые не употребляли раньше так широко, — «акция», «перформанс». Обращение к этим терминам стало привычным. В умах же возникла стойкая путаница, от которой сейчас попытаемся избавится.  

Формы искусства действия сегодня зачастую междисциплинарны, имеют тенденцию к слиянию различных стилей и направлений. Вопрос интерпретации таких произведений не менее важен, чем их реализация.  Без теоретической организации, скорее всего, это будет потоком абстракции, разобраться в котором не представляется возможным. Так уж устроен наш мозг — человеческому восприятию всегда нужны ориентационные маркеры, которые помогут не заблудиться. По типу меток на треках в горах. Эти маркеры сейчас и расставим. 

Мы не определяем для себя здесь задачу стать архивариусом и отобразить весь увесистый багаж визуального ряда протеста, бесчисленных повторов различных активностей и полный спектр частиц кампании, претендующих называться искусством. Также как и не собираемся заниматься диктатурой сепарации и претендовать на истину в последней инстанции.  

Еще отметим, что сам акционизм может быть вариативным и не завязанным чисто на политике. Он не стеснен одним протестом. Есть акции поэтические, экзистенциальные, лишенные радикализма, сконцентрированные на тонком восприятии и рефлексирующие на личном опыте художника, его глубинной чувственности к миру, самому себе и прочее «бла-бла». Но исторически повелось так, что акционизм воспринимается как язык протестного искусства и неразрывно связан с политическим полем. Поэтому ниже пойдет речь именно об искусстве политического акционизма и его отличительных характеристиках от перформативных практик.

Приглашенный редакцией автор: Алексей Кузьмич

Photo1-500-1v2 (1)

Алексей Кузьмич — беларусский художник, акционист, известен своими акциями против репрессий и цензуры. Покинул страну в сентябре 2020 года из-за опасений преследований, после того как во время президентских выборов художник устроил акцию «Верую, или Филистерский мир политических животных» на избирательном участке. Кузьмич вышел из кабинки для голосования в одной набедренной повязке, прикрепив к груди бюллетень с нарисованным на нем фаллическим символом, завязав при этом глаза и имитируя распятие. Эту же акцию он повторил вечером того же дня перед цепью ОМОНа, атакующей участников акции протеста после президентских выборов.

В 2019 году перед открытием выставки в Минске Алексей провел акцию «Щит, или Министерство фаллокультуры»: принял таблетку виагры, разделся и нацепил на эрегированный половой орган копию вывески Министерства культуры Беларуси, демонстрируя несогласие с эстетической и политической цензурой.

Контакты:
Instagram
Youtube

 

На обложке: кадр акции Алексея Кузьмича — «Пришествие 2. Апокалипсис», вторая часть акции «Верую, или Филистерский мир политических животных» / Стела, Минск / 9 августа 2020

При подготовке материала были использованы визуалы из личных архивов автора.

Перепечатка материала или фрагментов материала возможна только с письменного разрешения редакции.

Если вы заметили ошибку или хотите предложить дополнение к опубликованным материалам, просим сообщить нам.

 

11 отличий акционизма от перформанса

Журналисты и даже искусствоведы часто называют перформанс акцией, а акцию — перформансом, запутывая эти понятия в клубок даже в контексте одного предложения. Грешат этой стряпней и «профи» от арта, кидая все в один котел под названием «аксиома». Но, как мы уже разобрались в первом тексте, ставить знак равенства между этими словами — так себе затея. 

Похожи? Похожи. В истории искусств бытует мнение (с которым не соглашусь), что акционизм вышел из перформанса, и как медиум им же и является. При схожести этих направлений, у них могут быть совершенно разные подходы, конструкты и методологические установки, выраженные в ином художественном производстве, различных системах ценностей и дискурсивных ориентирах. Чтобы детальнее разобраться в вопросе что есть что, ниже выделяем 11 основополагающих признаков, отличающих акционизм от перформанса.

 

1. Автономность

Перформер нередко приглашен выступать в галерею совриска, фестиваль или любое мероприятие, где присутствуют строгие правила, установки, схожие со свойствами режимных объектов. Акционист же действует по собственным правилам, а то и без правил вовсе. 

Акционизм — перманентный хулиган, не нуждающийся в хозяине. Не нужны ему и бесконечные списки приглашений, утверждений, заверений, поручений, прошений и прочего ненужного мусора бюрократического ошейника, надежно затянутого на шее современного творца.

Рей о Кинли — «Душа под диктатурой» / перформанс / 2020

Подробнее о перформансе «Душа под диктатурой» можно узнать здесь.

Художник здесь — автоном, выстраивающий самостоятельно личную стратегию. Сам себе директор. А еще куратор, идеолог, менеджер, продюсер, научный сотрудник. Целая институция в одном лице. 

Работа акциониста происходит в ином символическом и практическом поле, отличном от галерейного пространства. Художник ничего не согласовывает с охранителями/администраторами пространства, в котором происходит действие. Они не предупреждены и попросту ни о чем не догадываются до момента, пока не происходит акция. Сюрприз, как есть.

 

2. Присвоение

Для акциониста интересны места, где вывешены таблички «Искусство запрещено!» Работает он на территории, куда его не приглашали и где от него не ждут искусства. Иногда и вовсе это место стерилизовано от любого проявления внеуставных с искусством отношений и реагирует молниеносной утилизацией любого его хаотического появления. 

Происходит нарушение негласного общественного договора и консервативности выстроенной политической коммуникации; преломление регламента, считающегося по умолчанию почему-то понятным и тихо принятым обществом. Художник пересматривает этот договор и заявляет свое право на его реструктуризацию.

Вольны хор — «Яма» / акция / Минск, мемориал «Яма» / 9 декабря 2020

Обычно это выход на территорию сакрального и табуированного. То есть места, принадлежащего администраторам власти, где присутствует строгий регламент поведения без возможности высказывания — как политического, так и художественного. Художник нарушает этот регламент и присваивает пространство, создавая в нем иную территорию искусства, пусть даже на короткий отрезок времени. 

Через присвоение он, тем самым, вносит разлад в устоявшийся порядок иерархий власти. Снимает метку сакральности с места, где производит действие. Прерывает его гомогенность и тоталитаризм. Дезорганизует расписанный по шагам церемониал контроля и освобождает территорию, возвращая её в эгалитарное пользование.

 

3. Вне закона

Акция — нелегальный перформанс. Художника-акциониста легко сравнить с террористом, совершающим диверсию в устоявшейся системе координат. Законность его методов при этом уходит на задний план. При этом вовсе не значит, что происходит концентрация на нарушении законодательства, но если конструкт выражения идеи требует переступить черту административного/уголовного кодекса — пожалуйста. Искусство прежде всего. 

Такая практика часто дает повод говорить об акционизме в контексте той или иной статьи противоправных действий, а художнику клеить ярлык «враг». Жест вольности от норм, условностей, табу, догм и прочих артефактов канцелярщины находится за рамками допустимого. Свободное искусство в логике клацающего железо-бумажными челюстями монстра, представляется вопиющим злом, которое необходимо изничтожить, обезвредить, посадить, ну, или хотя бы перевоспитать и облагородить — «привить культуру».

«Искусство режима» / акция / Минск, «Дворец искусств» / 15 августа 2020

 

4. Продолжительность

Акционизм продолжителен во времени и не заканчивается, условно говоря, после ухода художника со сцены и аплодисментов публики, как зачастую происходит с перформансом. Акционизм, можно сказать, в этой точке только начинается. Огромное значение имеет реакция места, ответ которого может быть самым разным и привести к непрогнозируемому развитию. 

Последствия за пределами активной фазы действия художника просчитать сложно, если вообще возможно. В работу хаотично включается множество переменных и участников, которые не подозревают, что стали частью произведения искусства. Новоприбывшие игроки, вовлеченные в событийный ряд, могут коренным образом повлиять на процесс создания произведения — продолжить, прервать, растянуть во времени, увести в другое русло. Потому как акция — это прежде всего процесс, ситуация, а не сценарий.

Происходит то, что можно назвать соавторством. Для акции крайне важен диалог с пространством и его обитателями. Через развитие ими первичного импульса и происходит формирование произведения. Если этого нет, то это либо неудачная акция, либо не акция политического искусства вовсе.

Группа «Бергамот» — «Полет» / акция / 2020*

*Хоть Бергамот и считают «Полет» акцией, эту работу относить к акционизму сомнительно  

 

5. Опасность

Комфорт для институционального художника, кем по классике жанра является перформер, — арихиважная штука. Художник же, выстраивающий акционный ансамбль своего произведения, наоборот вызывает огонь на себя. 

Таким образом, он исследует общество и политические структуры, получая их ответ как ценный материал для дальнейших выводов. Этот ответ — продолжение произведения искусства художника — может быть достаточно агрессивным, болезненным и мало поддаваться предсказуемости. Потому как акция напрямую взаимосвязана с жизнью, а не с искусственным миром белого куба. Все по-взрослому. 

Вот как отзывался о своей политической акции 90-х с зашиванием рта поэт Славомир Адамович, впоследствии вынужденный запросить политическое убежище в Норвегии: 

– Акцыя «Зашыты рот» была менавіта палітычнай акцыяй, жэстам, рэакцыяй адчаю, — як і палітычная сухая галадоўка ў турме КДБ у 1996-м. А перформанс… Перформанс — гэта тэатральна-мастацкая пастаноўка, аўтары якой зусім не збіраюцца ахвяраваць сваімі здароўем, свабодай, а то і жыццём.

 

5. Опасность

Комфорт для институционального художника, кем по классике жанра является перформер, — арихиважная штука. Художник же, выстраивающий акционный ансамбль своего произведения, наоборот вызывает огонь на себя. 

Таким образом, он исследует общество и политические структуры, получая их ответ как ценный материал для дальнейших выводов. Этот ответ — продолжение произведения искусства художника — может быть достаточно агрессивным, болезненным и мало поддаваться предсказуемости. Потому как акция напрямую взаимосвязана с жизнью, а не с искусственным миром белого куба. Все по-взрослому. 

Вот как отзывался о своей политической акции 90-х с зашиванием рта поэт Славомир Адамович, впоследствии вынужденный запросить политическое убежище в Норвегии: 

– Акцыя «Зашыты рот» была менавіта палітычнай акцыяй, жэстам, рэакцыяй адчаю, — як і палітычная сухая галадоўка ў турме КДБ у 1996-м. А перформанс… Перформанс — гэта тэатральна-мастацкая пастаноўка, аўтары якой зусім не збіраюцца ахвяраваць сваімі здароўем, свабодай, а то і жыццём.

Михаил Гулин — «Иона»* / инсталляция, перформанс / фестиваль Public Art / Люблин, Польша / 2021

*Некоторые СМИ поспешили назвать эту работу акцией, что не соответствует действительности

Фото: Наталья ТолочкоЗмицер Вайновский / reform.by

Перформер может особенно не беспокоиться за безопасность. Его всегда прикроет мощный административный ресурс галереи, пока он будет выражать свою мысль в уютной комнате с выстроенным светом, подготовленным неагрессивным зрителем и охраной (порой профессиональными секьюрити и даже полицейскими). Посетитель галереи специально приходит на встречу с искусством и готов к его принятию. Благодарная и сочувствующая аудитория всегда поддержит художника — поможет, утешит, похлопает, подарит цветы и напишет хвалебный отзыв в Facebook о превосходном открытии выставки. Особенно, если был фуршет с вином и закусками.  

В акционизме мы наблюдаем обратную ситуацию. Выходя в агрессивное пространство жизни со своим искусством, художник оказывается незащищенным, а зачастую специально эту незащищенность провоцирует. Таким образом он проверяет само пространство на наличие проблематики и скрытых болезней, обнажая репрессивные механизмы власти, показушно корчащие из себя плюшевых котят. Разрушить их ханжеский образ декоративного гуманизма и вытащить из-под маски благости настоящий животный — вот задача художника политического искусства. 

 

6. Поступок

В акционизме оценивается жест: насколько он убедительный и бескомпромиссный. В перформансе это не столь важно. Воля — то, что имеет огромное (если не сказать решающее) значение в политическом искусстве вообще и в акционизме в частности. То есть способность довести свою задумку до действия. Более того, суметь устоять в дальнейшем, когда появится противодействие от администраторов спокойствия — той вереницы институтов, которые попытаются сгладить всплеск, вызванный нерегламентированным действием художника. 

Можно сколь угодно долго концептуализировать свою идею и включать интеллект с рефлексией, но, если нет решимости к поступку, весь этот труд так и останется концепцией в стол, которая не переросла в действие, не преобразовалась в действительность.

Константин Мужев — «Разам» / перформанс / 2020

269582733_983620792510582_2512118928577717958_n (1) (1)

 

7. Прямое искусство 

Перформанс, если можно так выразиться, самое слабое звено из нашей троицы акционизма, перформанса и активизма. В отличие от акционизма и активизма, он меньше всего содержит потенциал действия, оставаясь больше в институциональном закрытом пространстве. Боясь показаться вне защищенного галереей места, перформанс обрекает себя на заточение в маргинальном загончике, отведенным государством культуре. В этом загончике располагается еще один вольер поменьше, отведенный для искусства. А в нем еще один — обособленный для перформансов. Получается такая матрешка из резерваций. Подземелье, из которого не донесется голос художника на свет общественности. 

Надежда Саяпина — «Достояние» / перформанс / Минск, галерея «Арт-Беларусь» / 1 июля, 2020

maxresdefault (1)

Эти замкнутые внутри междусобойчиков события «художников для художников» обладают наименьшим эффектом выхода и влияния на социально-политическое пространство, ввиду кулуарности и излишнего снобизма арт-сообщества.

В акции же взаимодействие со зрителем происходит напрямую. Нет кураторов, критиков, менеджеров. Никто не вторгается в твою работу в попытках что-то изменить, сгладить неполиткорректность крутых виражей, пытаясь тем самым стерилизовать критичность высказывания. 

Художник, минуя галерею и выходя на улицу либо другими средствами вторгаясь в действительность, сам становится медиа. Ему не нужны посредники в коммуникации с обществом. Он избегает инструментализации в культурного работника белого куба, обслуживающего интересы его руководства и попечителей. Если акционист производит что-то в пространстве галереи, то не как подчиненный. Здесь его задача может состоять в нарушении регламента и выводе искусства на широкую территорию паблик-сферы не заколоченную досками институциональных выставочных заборов. 

 

8. Трансгрессия

Акционизм обладает большей полнотой и проникновением, выходя за рамочность дискурса только искусства, в котором обычно находится перформанс. Вторгаясь в политическую реальность, он утилизирует границу между эстетикой и жизнью, трансформируясь в чистый жест. 

Акционизм использует перформанс как инструмент для создания своей собственной формы, которая имеет экспериментальное начало. Художник, устраивающий действительно значимую по своему воздействию акцию, никогда точно не знает, как его эксперимент закончится и во что суммируется. Сам процесс тут первостепенен и преобладает над результатом художественного труда. 

В приеме сделать окружающее пространство соавтором произведения происходит стирание черты, отделяющей жизнь от искусства, и попытка дальнейшего расширения поля последнего.

Экзарцыстычны Gesamtkunstwerk — «Действия против стены» / перформанс / 2020

 

9. Политизированность

Акционизм — критическая интервенция современного искусства в поле политики. Если в перформансе политика может не играть никакой роли или учитываться слабо, то в искусстве политического акционизма она, как следует даже из названия,  системообразующий параграф.

Вместе с тем это не означает, что акционизм политически ангажирован и берет на себя функцию проводника политических интересов группы (это функция активизма, о котором пойдет речь в следующей статье). Это подразумевает, что художник, делающий жест в общественном пространстве, уже априори находится на поле политики и не может существовать отдельно от нее.  

Акции вне политики конечно бывают, но на поверку они оказываются перформансами, фото/видео проектами, инвайронментами и прочими, отличными от акционизма направлениями искусства. 

«Не рисуй, бастуй!» / акция / Минск, Дворец искусств / 13 августа 2020

2-Screen Shot 2022

Фото: Анна Самарская

 

10. Нетеатральность 

Перформанс роднится с театром и имеет четко срежиссированный сценарий. Чего не скажешь об акции, где сценарий — условность, а запланированный конец и вовсе отсутствует. 

Перформанс, как и театр, отличает бутафория — искусственность, имитация страдания и дискомфорта. В акции же больше настоящего. Обязательное ее условие — выход за пределы специально выделенных для искусства мест в пространство реального сектора жизни.

Игорь Шугалеев — «375 0908 2334/Тело, которому звоните, сейчас недоступно» / перформанс

То, что ещё роднит перформанс с современным театром, — концентрация на телесности, его актуализация. Телесность тут можно рассматривать как объект рефлексивной мастурбации, на который обращено все внимание.  

В политическом акционизме тело может не иметь такой значительности. Может даже и не использоваться вовсе. Первично тут действие с его динамичностью. И что послужит инструментом для этого, будь то тело или что-то еще, не основной вопрос. 

Против театральности акционизма также говорит ошибочность популярного мнения, что акционизм вышел из перформанса. Корни акционизма, вернее его прототипов, уходят далеко за пределы нашего времени: чем не протоакционисты античные Герострат, Диоген и Нерон?  

Случайный свидетель акции обычно не понимает, что столкнулся с произведением искусства, а не с городским сумасшедшим. В этом отношение традиции юродства или кинизма намного ближе к акционизму. Ведь в то время никому в голову не могло прийти назвать, например, юродивого Василия Блаженного перформером.

 

11. Значительность

Художник не может штамповать акции, как это можно делать с перформансами в тепленьком уголке добродушной галереи. Каждое его действие в форме акции будоражит действительность, что прежде всего затрагивает самого художника, напрямую влияя на его дальнейшую судьбу. Часто устраивать множество значимых акций невозможно, если они действительно радикально взаимодействуют с пространством, а не являются имитацией действия, не запускающей политические механизмы охранителей. 

Занятие акционизмом связано с рисками для жизни, свободы художника, вопросами психофизического здоровья и выгорания. Есть даже статистика говорящая, что невозможно заниматься акционизмом всю жизнь. В истории искусств нет ни одного художника, который бы на протяжении всей своей карьеры практиковал лишь акционизм. В среднем после двух-трех лет активной акционистской деятельности художники переходят в другие, более спокойные медиумы: скульптуру, живопись, фотографию, театр. Если, конечно, при этом им посчастливилось остаться на свободе, не успев тесно познакомиться с ледяным расчетом пенитенциарных и психиатрических систем подавления.

Алексей Кузьмич — «Пришествие 2. Апокалипсис», вторая часть акции «Верую, или Филистерский мир политических животных» / Стела, Минск / 9 августа 2020

Эпилог

Искусство в сегодняшних политических реалиях Беларуси является протестом, выражением несогласия и, учитывая репрессивную ситуацию, не может существовать отдельно от политики. 

Институциональным художникам, радеющим за свою репутацию, сейчас нет особого смысла выставляться у себя в стране. Все более-менее значимые площадки, работавшие с критическим искусством закрылись. К слову, по большому счету их было всего две: минская «Ў» и брестская «КХ». Те же, что продолжают работу — либо государственные, с соответствующей идеологической структурированностью, либо лояльные к власти имитаторы современного искусства, вне острых дискурсов и контекстов.  

Когда отсутствует возможность свободного высказывания, лучшими стратегиями становятся практики акционизма, партизанинга и различных интервенций, в которых художник сам себе и директор, и куратор, и идеолог, и даже комиссар, если потребуется. Перформанс, по классической своей формуле, ввиду описанного в этой статье конструкта производства, не может предложить такой автономии. Поэтому он проигрывает в искусстве действия — равно как и в искусстве сопротивления. 

Опасен ли акционизм сегодня в Беларуси? В нынешней ситуации нарастающего политического кризиса и полного вычищения поля любой нерегламентированной активности — более чем. Но как мы уже разобрались выше, комфорт с акцией не являются друзьями. Хотите комфорта — становитесь перформерами.

Где узнать больше?

Говорить об искусстве действия можно еще долго. Также как смотреть, слушать и дискутировать о нем. В качестве приложения к нашему циклу текстов Алексей Кузьмич предлагает посмотреть лекции, связанные с акционизмом, что он проводил в разное время в разных странах. Делимся четырьмя доступными ссылками на YouTube, которые стоит глянуть, если хочется больше погрузиться в тему.

1. Время действовать: акционизм, перформанс, активизм. Artist-talk

Screen Shot 2022-02-13 at 19.16.34 (1)

Перед отъездом Алексея из Грузии в Untitled Gallery Tbilisi состоялся Artist-talk, в котором речь пошла об искусстве действия и его формах. На беларусских примерах художник рассматривает акционизм, перформанс, активистское искусство и гражданский активизм, говорит об их границах, отличиях и о том, что из них считается искусством, а что нет. Также во второй части лекции Алексей рассказывает и о своих работах:  акции «Верую или Филистерский мир политических животных», после которой ему пришлось уехать из Беларуси, и об акции «Имитация», после которой он был вынужден покинуть Францию. Просмотреть лекцию можно здесь.

2. Беларусский акционизм. Эпилог стерильности

Лекция Алексея об истории беларусского акционизма. Здесь вы узнаете о наиболее ярких, по мнению автора, художниках, работавших в этом направлении, увидите фото- и видеодокументацию их произведений. В лекции есть и хронология возникновения случаев, когда искусство начинает тесно переплетаться с политикой.

3. Беседы об акционизме. Онлайн-дискуссия

По ссылке вы найдете запись онлайн-дискуссии, которую проводили совместно с искусствоведами и философами еще в 2020 году. Здесь и обсуждение преемственности политического акционизма с различными традициями и личностями прошлого, и мысли о радикализме в искусстве и акционизме, и тема свободы и цензуры в искусстве.

4. Artist talk об акционизме Беларуси

В этом Artist talk вы найдете ретроспективу акционизма в Беларуси. Алексей Кузьмич дает также обзор новой волны активистского искусства после событий 2020 года.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Похожие материалы

Время действовать: акционизм, перформанс, активизм. Часть 1
Знание, 2.09.2021 | СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО | АКЦИЯ | ПЕРФОРМАНС | АКТИВИЗМ
«Имитация» — акция Алексея Кузьмича на территории Елисейского дворца
Фото | СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО | АКЦИЯ
Красили траву, изгоняли Путина, выкатывали тыкву — таймлайн по самым интересным беларусским политическим перформансам и акциям
Подборка, 28.11.2020 | БЕЛАРУСЬ | ПЕРФОРМАНС | АКЦИЯ

 

 

КОНТАКТЫ

 

СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ

INSTAGRAM       TELEGRAM       FACEBOOK       YOUTUBE

 

© Chrysalis Mag, 2018-2022
Использование материалов или фрагментов материалов
возможно только с письменного разрешения редакции.