Психология протестного искусства: интервью с арт-терапевтом

Интервью  |  БЕЛАРУСЬ  |  СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО  |  12.10.2020

Сейчас в арт-пространстве Беларуси отмечается небывалый творческий бум среди деятелей искусства. Высказываются как профессионалы, так и любители, для многих произошел творческий дебют. О том, с чем это может быть связано с психологической точки зрения поговорили с медицинским психологом и арт-терапевтом Касей Иоффе.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

– Какие причины побуждают людей в такое время заниматься творчеством — возможно, здесь есть более глубинные факторы, чем стремление к самовыражению?

– Социологи порой определяют протест как политику, осуществляемую неполитическими средствами. А искусство, по сути, является протестом, выражением несогласия с нынешним укладом дел, проявленной жаждой изменений. Это согласуется с нашим пониманием креативности как творческой адаптации, изменением себя под среды и собственные нужды. Слово «нужды» я употребляю, учитывая потребности, ценности и морально-этические взгляды на мироустройство. 

Произведение искусства — это высказывание, активное действие, озвучивание собственной позиции и взгляда на мир. Высказывание скорее не прямое, а косвенное, когда художник использует изобразительные средства как мост между собственным взглядом на мир и сознанием «другого» — зрителя, слушателя, условного свидетеля и собеседника. Попытка объяснить так, чтобы этот «другой» понял.

2-image4 (1) (1)

Banksy — 'The Flower Thrower'

Творец и само искусство отображают реальность и пытаются его донести до сознания другого. Сделать это так, чтобы стало ясно, чтобы люди не просто слышали, а слушали и наконец услышали. Не зря протестующие рядом с Академией искусств художники вышли с плакатом «Картина не может остановить пулю, но она может остановить стреляющего».

2-image1 (1)

1 сентября студенты Академии искусств провели акцию возле главного корпуса по адресу Независимости, 81 в Минске — они стояли в цепочке с заклеенными черным скотчем ртами и в черной одежде / фото: Onliner

Стремление к самовыражению — гораздо более глубинное явление, чем может показаться на первый взгляд. Ведь такой политический феномен, как голосование, является именно шансом на выражение собственного мнения, собственных пожеланий относительно будущего страны, устройства правления, принципов работы системы. И другое политическое явление — фальсификация выборов. В психологическом поле это лишение права на самовыражение. Здесь «кража голосов» сама по себе чрезвычайно метафорична. Достаточно лишь развить чувствительность и получится осознать, что «лживые выборы» — это «лишение выбора» каждого индивидуального человека, лишение его голоса, научение беспомощности. 

Запрещать, отбирать, наказывать, — в общем вести себя так, как вёл бы беспомощно-агрессивный и неумелый родитель, которому пенитенциарная (тюремная) система ближе образовательной, — такие стратегии, характерны для диктатуры. Отсюда проистекает всё более жёсткая и абсурдная цензура, хорошо знакомая нам с советских времён. А что противопоставить цензуре? Завуалированное высказывание, метафору, иносказание. Как в игре, где нужно объяснить слово, но нельзя произносить ему однокоренные.

2-Untitled-1 (1)

Интерпретация обложки к роману Оруэлла «1984»

Творческое приспособление психики проявляется в поиске способа удовлетворить потребности, которые были фрустрированы. Если в стране фрустрированы потребности этического плана, ставшие базовыми в обществе развивающегося гуманизма, то психика будет искать пути их удовлетворить. Например, базовой для художника может быть потребность не в материальном комфорте, а в самоактуализации, самораскрытии, которая относится к высоким, духовным ценностям. Поэтому такой человек будет готов жить бедно, но честно, вкладываться в первую очередь в свое творчество. Допустим, покупая краски вместо хлеба. 

Какие же потребности мы видим у беларусов на данном этапе? Потребности достоинства: быть воспринятым как личность, нести ответственность за выбор в рамках собственных свобод, иметь права человека. 

Протесты в Беларуси отличаются не столько представленностью искусства, сколько своим мирным характером. Это напрямую взаимосвязано с тем, что весь мир неизменно меняется в сторону этическо-моральных норм и взаимоуважения, как основы бытия. Протестующие в Беларуси не хотят войны, не хотят насилия, они хотят покоя, порядка и порядочности, честности и уважения к собственной человеческой чести — именно поэтому так много искусства и так мало физического насилия с их стороны.

бел2 (1) (1)

Андрей Дубинин— «Беларусы»

– До недавнего времени изобразительное искусство (отечественное — в особенности) являлось более консервативным явлением. Сейчас его рамки значительно расширились, а спрос на искусство (не только протестное) вырос — почему так?

– Обращу внимание, что ещё сто лет назад на территории Беларуси образование и грамотная медицинская помощь была привилегией. Подобным образом, например, дела обстояли на Кубе, где до сих пор живут люди, которые в детстве спали на улицах и не могли обратиться к доктору или научиться читать в школе, потому что бесплатного образования и медицины не было до революции. 

Чем более образованными становятся люди, тем более доступен для них анализ и восприятие искусства. Кроме того, само искусство становится всё более открытым для новаторства и экспериментов, всё более открытым экспрессии. Как в обществе, так и в искусстве, которое неотделимо от людей, на мой взгляд, нарастает инклюзивность и способность толерантно, с уважением, воспринимать разнообразие. Это, в свою очередь, позволяет большему числу людей найти собственную нишу и вид искусства, стиль, который близок, или автора, который «цепляет».

– Анализируя работы авторов, возможно ли выделить некие общие черты, глубинные посылы, Ваши личные наблюдения? Возможно, с течением времени протестный арт претерпел изменения в этом отношении (если да, то каким образом?)

– Наверное, отличительная черта креативности беларусских протестов — это представленность всех возможных видов арт-активизма: поэтического,  театрализованного и сетевого протеста, а также стрит-арта.

 

Стрит-арт

Тут вспомним хотя бы мурал «Перемен» и постироничные заигрывания с «Чёрным квадратом» Малевича после того, как мурал залили смолой. Но кроме этого к стрит-арту мы можем отнести плакаты, создание флагов, проекции протестных изображений на стены, вывешивание имитаций флагов из предметов одежды (носки, бельё) или создание флагов из ленточек на мостах, деревьях и балконах.

119475552_1063380020798565_8800087161878218074_n

Стрит-арт с Ниной Багинской в квартале «Минск-Мир» по мотивам иллюстраций @rozan_art / источник: @thevillagebelarus

Поэтический протест

Поэтический протест — явление, в котором «по этическим соображениям поэтическое становится политическим». Это «Культпротест», «Вершы Свабоды», «Галасы Беларусі», подборки стихотворений на портале Wir и активная помощь переводчиков из соседних стран, которые отыскивают произведения, написанные за время протестов, и помогают им дойти до аудитории, не знающей ни белорусского, ни русского языков. 

 

Театрализованные формы протеста

К ним можно отнести флешмоб-протесты. К примеру, женские марши, пение колыбельной, «протесТАНЦЫ» (танцевальная прогулка протестующих), пение молитвы-гимна «Магутны Божа» или народной «Купалінкі», политические перфомансы (как ещё в 1999 году проведённый «За пятилетний плодотворный труд») или «Подарок на день рождения». Последний можно сказать, что восходит к традиции средневековых карнавалов, которые становились ареной для политической и религиозной критики провокативной по сути, то есть, побуждающей к изменениям в ответ.

2-Untitled-2 (1)

Алесь Пушкин — «Подарок президенту» / перформанс / 1999

Сетевой протест

Сетевой протест (или социально-документальные комиксы и политический нет-арт) — стикеры, мемы, онлайн-фестивали, возможно, частично признанные стрит-артом проекции изображений на стены и т.д. В основном протестное искусство, как и львиная доля других продуктов интеллектуальной творческой деятельности, передается по сети. Но здесь хочется упомянуть, что в случае исчезновения интернета искусство не пропадет, другие способы его сохранения и передачи людям давно известны, а большинство материалов способно изменять форму, воплощаться иначе: как ни крути, всё равно будут флаги, картины, рассказы, комиксы, наклейки, стихотворения, песни и скульптуры.

Sticker-2

В ответ на выпуск пресс-службой А. Лукашенко агитационного стикерпака для Telegram, буквально за полчаса в мессенджере появился в ответ ему альтернативный. 

– Возможно ли в таком случае систематизировать сюжеты протестного арта? 

– Из тем, постоянно возникающих в протестном искусстве, я бы выделила следующие:

1. Выражение уважения, благодарности, восхищения личностями. Например, Юрием Корзуном, Светланой Тихановской, Марией Колесниковой, Ниной Багинской;

118403420_312127853337565_6834566873824629524_n

Ольга Новицкая — «Нина Багинская и ее флаг. Меня поражает мужество этой маленькой женщины»

2. Прославление определенных поступков: порванный паспорт Колесниковой, «Я гуляю» Багинской, действия сотрудников ОСВОДа, обувь, которую снимают протестующие перед тем, как стать на скамейками, флаг, расправленный, а не снятый работником ЖЭСа, открытые увольнения сотрудников МВД, судей, прокуроров, забастовки заводов и т.д.

3. Прославление и подчёркивание мирного характера протестов;

4. Рефлексия на тему человечности тех, кто производит аресты и «просто выполняет приказы»: «Мама, она не любит меня», «Человек системы», «Беларусь онейроидная: Левиафан» и др.;

5. Рефлексия на тему насилия и лжи, реакция и одновременная демонстрация страха, боли. Ярким примером тут может быть «Беларусская Венера» Яны Черновой;

12-Yana Chernova (1) (1)

Яна Чернова — «Беларусская Венера»

6. Подчёркивание честности, достоинства, порядочности как основных ценностей протестующих;

7. Абсурдность искажения реальности. Например, плакаты «Алкоголики из учительской», «Хватит “ябатька” Беларусь», переклички на митингах в стиле ироничного «подыгрывания» или «заигрывания» с обидчиком. Впрочем, вольно или невольно, с созданием подобного лучше всего справляются представители первого президента, когда создают лозунг «ябатька», вывешивают флаг «за Беларусь» на здании цирка, высылают боевые вертолёты на воздушные шарики, летают с автоматом над городом, перехватывают «разговоры Ника и Майка» и обвиняют в организации протестов «польские психологические войска», «элитное подразделение «Чёрные пауки» из Быдгощи»;

8. Прямые просьбы, обращённые к оппонентам участников протеста. Например, перфоманс «Даць гарбуза» или знак экзорцизма, нарисованный в виде плаката, изгнание злых духов и демонов со словом «Изыди».

Женщины Минска «выкатили гарбуза» Александру Лукашенко / перформанс / фото: Onliner

– Какие работы Вас поразили больше всего? Какие бы хотелось взять для психологического, арт-терапевтического анализа?

– Сразу отмечу, что арт-терапевтический анализ произведения возможен только на сессии c клиентом, потому что зависит от запроса, переживаний, возникающих в процессе создания произведения и/или в процессе его восприятия. Это не чистая арт-терапия, а скорее терапия искусством, где не обязательно клиент должен быть создателем произведения, так как зритель становится соавтором и соучастником в силу субъективизма восприятия и трактовки. С точки зрения психологического, а скорее даже культурологического анализа, для меня представляют особый интерес:

1. Театрализованные протесты. Такие акции, как «Даць гарбуза», одиночный пикет «Я вяжу/ОМОН вяжет — будь как я, вяжи бчб-шарфики» или пение колыбельной, где вместо последних слов «вачаняткі закрывай» поётся «адкрывай» — и это целиком меняет смысл обращения к зрителю в политическом и этическом контексте;

 2. Флаги Владимира Цеслера;

1-118923748_3206381826098023_4772599791131533381_n (1)

Владими Цеслер — «4 сентября в Нью-Йорке беларусская диаспора провела митинг в поддержу протестующих в Беларуси»

3. «Человек системы» Андрея Анро;

4. Листовки с «билетиками в автозак», появившиеся ещё до протеста;

5. Серия текстов Паши Любецкого и иллюстраций Яны Зайченко «Беларусь онейроидная: Левиафан» — удивительной чувствительности;

6. «В утробе автозака рождается гражданин» Ани Редько;

2-Anna_Redko_belarus2020_11 (1) (1)

Анна Редько — «В утробе автозака рождается гражданин»

7. Граффити с диджеями «Перемен» в союзе с целой легендарной историей его уничтожений и восстановлений;

8. Акция 13 августа, в которой художники вышли с плакатами-фотографиями жертв полицейского насилия;

9. «Дубинопись» Артёма Лоскутова, создателя ежегодного абсурдистского карнавала «Монстрация» в Новосибирске;

10. Почти все поэтические и песенные протесты, возвращающие Беларуси голоса избирателей в метафорическом, и при этом более прямом смысле.

Артём Лоскутов — «Беларусь» /  дубинопись / холст, акрил / 60х40 см / 2020

– Сейчас среди художественного сообщества есть категория людей, которые пребывают в творческой фрустрации. Состоянии, когда они не могут творить, или попросту не могут воплотить желаемое в своих работах. В чем причины этого, и как в этом случае художнику может помочь психолог, арт-терапия в частности?

– В таких случаях нужно работать над тем, в чём заключается индивидуальная блокада. Это может быть избыточное напряжение, которое парализует человека, и прежде, чем создавать арт-объект, необходимо отреагировать эмоции, потому что творчество не всегда может являться способом выражения эмоций. 

Творец в формальном искусстве, который избирает искусство не только способом самовыражения, но и мастерством, делом более профессиональным, подходит к самому процессу иначе. Более предвзято и оценочно. А в процессе арт-терапии, мы фокусируемся именно на действии, на самой креативности, затем анализируем материал. Подчеркну: анализ идёт без оценки самого произведения. 

Причины блокады могут быть и иного типа — это может быть проявление «чёрного перфекционизма», результат появившихся либо усиливающихся на фоне общего затяжного стресса и ситуации неопределённости руминаций. Это повторяющиеся автоматические мысли, когнитивные искажения. Из-за них человек представляет мир и самого себя «в более чёрных тонах». Например, для людей, склонных стыдить и винить себя, может быть характерно мышление из разряда «нет слов» или «мне нечего сказать/создать/показать другим, потому что я недостоин/моё творчество недостаточно хорошее, чтобы заикаться даже на такую страшную/важную/большую тему». 

Парализующее чувство страха в условиях неопределённости, когда сложно предполагать, что будет завтра, — это тоже одно из распространенных явлений. Ожидаемая реакция живого и мыслящего существа. 

– Как арт-терапевт может оказать помощь для нуждающихся в такой сложной ситуации? Как и вокруг чего будет выстраиваться арт-терапевтический сеанс?

– Арт-терапевт может оказать помощь как и любой психолог. Сеанс будет строиться вокруг запроса клиента. Арт-терапия — это психотерапия, которая использует в процессе творческую деятельность и её результаты.

Психолог и арт-терапевт может предлагать клиенту пробовать другие, непривычные ему виды творческой деятельности: танцору — рисунок или пение, художнику — танец или письменную методику, создание сказки, стихотворения и т.д. Это лишь примеры, а не универсальный алгоритм. Главное при подборе техники — мягко вывести клиента из зоны навыка, где, во-первых, развит автоматизм, а, во-вторых, сложнее отказаться от оценочной системы, перестать «следить за качеством и мастерством». Но всё и всегда зависит от индивидуальных особенностей клиента, от его личностного профиля и того, что именно является причиной его творческой фрустрации. 

– Насколько я знаю, сейчас многие психологи оказывают бесплатную психологическую помощь для всех нуждающихся. Насколько арт-терапия представлена в таком условном психологическом сообществе? Что бы Вы могли посоветовать как арт-терапевт?

– Арт-терапия представлена как специализация психологов и психотерапевтов. Если специалист обучен работать с такими техниками и клиент склонен к деятельности, то она используется. Арт-терапия хороша, когда, например, творчество помогает клиенту приблизиться к непереносимым переживаниям, выразить то, что не удаётся либо слишком больно выражать словами, или подобраться к темам, которые мышление «приучено» избегать.

На мой взгляд, креативность — это базовое качество любого человека. Об этом может говорить даже то, что сам процесс адаптации к новым условиям в психологии назван «творческое приспособление». Потому развитие творческого потенциала и использование его как ресурса — база работы по выражению эмоций, проработке невербализованного материала и восстановлению сил клиента, развитию его стрессоустойчивости. Но всё это сработает только если, во-первых, клиент не травмирован изначально, не скован в плане креативности. Во-вторых, терапевт понимает, что творчество — это не искусство и не только рисование / пение / танцы / поэзия / музыка, но и любой созидательный акт. Примером может быть ремонт дома, кулинария, написание научной работы на волнующую тему. Всё это тоже творческий акт и тоже может принести терапевтический эффект. 

 

Полную информацию касательно бесплатной психологической помощи для пострадавших вы можете найти на сайте probono.by

Чытаць матэрыял на беларускай мове


На обложке: Бэнкси

Перепечатка материала или фрагментов материала возможна только с письменного разрешения редакции.

Если вы заметили ошибку или хотите предложить дополнение к опубликованным материалам, просим сообщить нам.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Похожие материалы

Long Live Belarus!
Фотоотчет  |  САН-ФРАНЦИСКО, США  |  ВЫСТАВКА БЕЛАРУССКОГО ПРОТЕСТНОГО ИСКУССТВА  |  10.10.2020
Нина, как Вы можете быть такой смелой?
Фото, 2.10.2020 | СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО | БЕЛАРУСЬ
«Обними меня, мне страшно». Дневник эмоций беларусской художницы
Интервью, 1.10.2020 | ГРАФИКА | ЖИВОПИСЬ | БЕЛАРУСЬ

 

 

О ПРОЕКТЕ 

 

СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ 

INSTAGRAM

TELEGRAM

FACEBOOK 

YOUTUBE

 

© Chrysalis Mag, 2018-2020 
Использование материалов или фрагментов материалов
возможно только с письменного разрешения редакции.