Руфина Базлова: «История беларусской выживанки»

Интервью  |  БЕЛАРУСЬ  |  СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО | 17.02.2021

Руфина Базлова: «История беларусской выживанки»

Интервью  |  БЕЛАРУСЬ  |  СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО | 15.02.2021

Один из самых популярных проектов беларусской протестной вышивки появился за границами Беларуси. Руфина Базлова — художница из Гродно, которая сейчас живет и работает в Праге. В первые дни протестов ее иллюстративные комиксы облетели интернет. В марте 2021 серия под названием «История беларусской выживанки», основанная на событиях августа-ноября 2020, будет представлена в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесe. Куратор Саша Рейзор поговорила с Руфиной Базловой на онлайн-встрече со студентами UCLA. Печатаем их беседу с небольшими дополнениями.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Вышивка вошла в современное искусство в 70-е, когда феминистки второй волны начали активно использовать традиционные женские ремесла в своих работах. 

Недавно крафтивизм (слияние слов крафт и активизм) или феминистская политическая вышивка получила дальнейшее развитие. Известно, например, что вышивальщицы США отреагировали на выборы Дональда Трампа в 2016 г. целой серией работ, которые на сегодняшний день популярны в англоязычном сегменте Instagram. Самые известные из них: badasscrosssritch, kingsophiesworld и tinyprickproject. Последняя работа tinyprickproject под названием 'The Poisoner and the Prisoner. Navalny Today' (2021) посвящена Алексею Навальному.

А в августе 2020 журнал Time опубликовал на своей обложке вышитый американский флаг художницы Ннеки Джонс, принимающей активное участие в движении Black Lives Matter и призывающей американцев к новой революции.

rb-i-2 (1)
  1. tinyprickproject — 'The Poisoner and the Prisoner. Navalny Today' / 2021
  2. Ннека Джонс — эксклюзивная ручная вышивка для иллюстративной обложки журнала Time 'The New American Revolution' / 2021

В беларусском современном искусстве вышивка использовалась и раньше, но не была распространена. Известны, например, проект Алексея Лунева 'Shit-Clouds' (2009–2010), элементы вышивки в выставке Жанны Гладко (Inciting Force, 2012), проект Оли Сосновской «Наших женщин. Двухканальная видео-инсталляция» (2015), вышивки Василисы Поляниной и Анны Бунделевой.

  1. Анна Бунделева — «Отложенное действие» / 2018
  2. Алексей Лунев — 'Shit-clouds' / 2009-2010
  3. Оля Сосновская — «Наших женщин. Двухканальная видео-инсталляция» / 2015

С августа идея политической вышивки начала активно реализовываться одновременно на нескольких площадках. С 20 по 26 августа на платформе Галереи «Ў» был запущен проект #заўтракожныдзень. Тогда более десяти художников и художниц предложили эскизы для создания совместного документального полотна-вышивки об августовских событиях в Минске. 5 ноября прошло онлайн-мероприятие «Практики вышивки» — воркшоп по крафтивизму минской художницы Леси Пчелки. А опубликованный в Facebook цикл работ Марины Напрушкиной был начат как раз в рамках #заўтракожныдзень.

3frames
  1. Фото: Галерея «Ў» / работа над проектом #заўтракожныдзень / 2020
  2. Леся Пчелка / 2020
  3. Марина Напрушкина — «Салидарнасць наша зброя» / 2020

Захар с женой Таней

Photo-301 (1)

Руфина Базлова — беларусская художница, живущая и работающая в Чехии. Иллюстратор, комиксист, книжный график, кукольник, сценограф, перформер и дизайнер по костюмам.

Окончила театральный факультет Академии искусств в Праге (DAMU) со степенью бакалавра (специальность — художник-постановщик) и факультет дизайна и искусства имени Ладислава Сутнара Западно-Чешского университета со степенью Магистра (специальность — графика и иллюстрация). 

Базлова получила международное признание благодаря серии «История беларусской выживанки», изображающей наиболее яркие истории мирных протестов в Беларуси.

Контакты:
Instagram 
Facebook 

img-211 (1)

Саша Рейзор — американский славист, специалист по кино и литературе авангарда, беларусской и украинской культуре, историк иммиграции.

2020 — защитила диссертацию в UCLA (Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе) на тему «Киносценарии Левого Фронта Искусств 1923-1931».

Работала в Музее Русской Культуры в Сан-Франциско.

Является куратором виртуальной выставки Руфины Базловой «История беларусской выживанки», которая откроется в марте 2021 в UCLA.


 

Данный разговор между куратором Сашей Рейзор и Руфиной Базловой был записан на основе встречи в Zoom со студентами Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA) от 25 января 2021 и печатается с небольшими дополнениями.

Все изображения взяты из личных архивов художников.

Перепечатка материала или фрагментов материала возможна только с письменного разрешения редакции.

Если вы заметили ошибку или хотите предложить дополнение к опубликованным материалам, просим сообщить нам. 

 

– Руфина, расскажите немного о себе. Где Вы родились? Как попали в Чехию?

– Я родилась в Гродно, городе, который находится в самом западном уголке Беларуси, на границе с Литвой и Польшей. Какое-то время мы входили в состав ВКЛ и Речи Посполитой, нас с западными странами связывает многое. Протесты в Гродно одни из самых активных по стране. 13 лет назад я поступила в Западно-Чешский университет в Плзни, училась графике, иллюстрации и скульптуре. Потом в Пражской Академии Изящных Искусств получила вторую степень бакалавра по профессии сценограф-кукольник.

– То есть, вы по сути и есть чешский кукловод?

– Да, можно и так сказать. Несколько лет назад мы с одногруппниками основали театральную труппу, название которой переводится, как «Селедка под шубой», а это наши куклы.

Руфина Базлова — куклы к спектаклю «Мишеньская 3, Мала Страна, Прага»


– A почему Вы решили стать художником?

– С детства я занималась в разных кружках, потом в художественной школе, которую бросила, решив заняться филологией. Но, когда пришла подписывать заявление об уходе, директор сказал: «Это вам сейчас кажется, что вы не хотите быть художником, вот увидите, вы к этому делу еще вернетесь». И оказался прав! (Смеется).

Наверное, я еще стала художником потому что люблю работать руками и придумывать разные концепты. А может быть из-за своей чувствительности... Ну и самое главное — из-за ощущения свободы, ведь художник волен творить что угодно.

– Прожив тринадцать лет в Чехии, как вы ощущаете связь с домом?

– Честно признаться, долгое время моей задачей было максимально ассимилироваться за границей и «не выпячивать» свое происхождение. Чем дальше, тем реже я стала ездить домой, растерялись контакты. Иногда даже задавала себе вопрос, кто я больше — беларуска или уже чешка? Однако с началом протестов в Беларуси пришло ясное осознание своих корней и что эмоционально я все-таки оттуда.

– А как изменилось ваше творчество после начала протестов?

– Летом после того, как закончила Театральную Академию, я решила вернуться к технике вышивки, в которой уже работала раньше. В тот момент я думала над темой женственности и моем личном опыте, о принятии и отвержении себя. Однако параллельно с этим я следила за новостями в Беларуси. Видимо, тогда во мне что-то срезонировало от возмущения несправедливостью происходящего, и в итоге все вылилось в серию «История беларусской выживанки». Популярность этой серии мне открыла много новых контактов и замечательных людей! И пришлось очень быстро осваивать новые навыки.

– Вы выбрали довольно необычный медиум для художественного протеста? Почему вышивка?

– На самом деле, это семейная традиция. Моя бабушка была мастерица на все руки: шила, вязала, плела макраме. Мама умела немного меньше, а мне осталась уже только вышивка.

8. foto by Jakub Laichter for Amnesti International_Grandmother_s embroidery

Фото: Якуб Лайхтер для Amnesti International


Конечно, вышивка — важная часть беларусской культуры, ее традиция, ее код. Женщины долгое время не умели ни читать, ни писать. Все, что они видели, находило отражение в вышивке, которую можно читать, как своеобразный текст. Мои бело-красные мотивы идут из народной культуры. События, которые сейчас происходят — они ведь тоже народное становление. И, когда такой мощнейший исторический и культурный код изображает современность, это производит определенное впечатление.

Эти работы новые, но на самом деле я увлекаюсь вышивкой уже давно. Еще во время учебы в Западно-Чешском университете я стала интересоваться символами, которые используются в вышивке. Одним из первых проектов, в котором я использовала эту тему, была «Книга песни птицы Гамаюн», которую я сделала в 2010 г. Это была повесть, представленная на трех языках: русском, чешском и языке символического орнамента. В конце был словарик, где можно было посмотреть самые популярные символы, которые я использовала, и читать их без текста.

Руфина Базлова — фрагмент из книги «Песнь птицы Гамаюн» / 2010


– Но вот следующая Ваша работа, «Женокол», вводит какие-то фигуративные элементы, здесь словарь особо не нужен?

– Да, именно так. Если первая работа использовала символы, но не была вышита, то женокол это уже вышитый фигуративный комикс на платье, где первая и последняя картинки одинаковые, и поэтому это называется «Женокол» (женщина в круге). Это цикл о том, как рождается женщина. Здесь пиктограммами изображено, как женщина пытается забраться на гору мужчины, она его подкупает тем, что готовит ему волшебное зелье, он влюбляется, а вместе они восходят на мужской холм. Там обнаруживается замёрзшее озеро, девушка танцует и пробуждает дремлющую энергию. После благословения она бежит к своему холму, завершает его, берет оплодотворенное солнце и помещает его в свое лоно. Через какое-то время рождается новая девочка, и вся история повторяется снова.

11_Женокол (1) (1)

Руфина Базлова — «Женокол»


– Этот цикл о плодородии предполагает традиционную роль женщины, а в ваших протестных работах появляются образы женского триумвирата и Светланы Тихановской. Учитывая, что многие говорят и пишут о протестном движении в Беларуси как движении женщин, как Вы относитесь к феминизму?

– Одна моя подруга однажды сказала, что даже если я буду отрицать, что я феминистка, я все равно веду себя как феминистка, поэтому бесполезно отрицать очевидное. (Смеется).

– В эти выходные по всей России начались массовые протесты в поддержку Алексея Навального и многие говорят и пишут только об этом. А я хочу, наоборот, спросить Вас о Чехии. Каким образом Ваша жизнь в этой стране и знакомство с ее историей и культурой повлияли на то, как вы сегодня видите события в Беларуси?

– На самом деле в Чехии существует достаточно большая беларусская диаспора, и мы весьма сплотились в виду последних событий. По возможности я стараюсь приходить на митинги. Вот, например, один из них на площади Св. Вацлава. Я добавила ему беларусский флаг.

12_Св.Вацлав с бчб флагом (1) (1) (1) (1)

Руфина Базлова — «Св. Вацлав поднимает бело-красно-белый флаг» / 2020

 

В прошлом году я делала серию иллюстраций для юбилея бархатной революции, и события в нашей стране вызывают у меня похожие ощущения. А люди, наоборот, неагрессивные, характер протеста абсолютно мирный. И потом у нас тоже появился свой народный лидер или строят похожие народные мемориалы.

13_Бархатная Плзень (1)
14_Бархатная Плзень (1)

Руфина Базлова — серия иллюстраций «Бархатная Пльзень». Была создана в сотрудничестве с магистратом города Плзень / 2019

– На сегодняшний день у Вас уже почти готов полный цикл о событиях лета-осени 2020 г. Каким образом Вы выбираете свои истории?

– Как я уже говорила, на самом деле, я просто реагирую на то, что вижу в новостях. То, что меня трогает эмоционально. Важно этот момент изобразить и увековечить в коде беларусского орнамента. Все реакция на ситуацию. Некоторые из них на вирусные видео. Например, «Я гуляю» или «Яндекс.Такси». Но на самом деле я далеко не все успела изобразить. До сих пор, например, нет Колесниковой, Бабарико, Тихановского, Лосика, марша студентов и бабушек, костела и т.д.

– Давайте поговорим о Ваших ключевых работах. Расскажите о вашей, пожалуй, самой популярной работе, о портрете Диджеев «Перемен!».

– Да, это одна из самых первых работ. Она показывает конкретную ситуацию, произошедшую 7 августа, когда запретили проводить митинг Светланы Тихановской и назначили провластное мероприятие в Киевском сквере. Там за пультом находились звукооператоры, Кирилл Галанов и Влад Соколов, которые включили песню «Перемен!». Я им потом послала сумки с их изображением. Потом неподалеку появилась Площадь Перемен, где на трансформаторной будке изобразили этих диджеев. Много раз этот мурал закрашивали, но он появлялся снова и снова. Затем Роман Бондаренко, художник «двора перемен» (диджеев изначально рисовал не он, он их корректировал несколько раз после уничтожения), трагически погиб 11 ноября, просто потому что вышел узнать, почему неизвестные приехали и снимают протестные ленты. Это стало ужасным ударом для всех беларусов. После гибели Романа и сама «Площадь Перемен» уже стала другой.

Руфина Базлова — «Диджеи "Перемен!"» / 2020; 'Self-care' / 2020

– Как вы выставляете свои работы?

– С начала протестов я выкладываю мои работы в Instagram, где меня легко найти по имени. То, что вы там видите, это векторная графика, своеобразный эскиз к вышивке. Некоторые из работ я затем вышиваю, но это довольно трудоемкий процесс, и на все просто не хватает времени. Иногда выставляю напечатанные работы или сериографии. Разрабатываю анимационный цикл, с которым мне помогает моя коллега Ольга Теслюк. В будущем, надеюсь, создать авторскую книгу-сагу о событиях 2020-202?. Ещё есть несколько идей для 3D-объектов. Но пока мои люди, моя страна, выживают, трудно отстраниться и посмотреть на ситуацию целиком, придумать законченный концепт, т.к. все еще находится в движении. Чтобы поддержать людей, я стараюсь реагировать на актуальные события по мере своих возможностей.

20_Милиция с народом (1) (1)

Руфина Базлова — «Милиция с народом» / 2020

– Какова, на ваш взгляд, роль искусства в беларусских протестах?

– Я бы отметила, что это взаимодополняющее явление. Во-первых, протесты помогли активации альтернативной культуры, ее выходу из андеграунда на поверхность. Во время самих протестов, потребность высказать свою точку зрения подтолкнула многих к самовыражению через творчество. Стало видно, насколько беларусы талантливы и креативны. Можно сказать возникло новое «народное искусство». Огромную роль культура играет в объединении общества: например, концерты во дворах, уличные перформансы, импровизированные выставки и т.д. Искусство не имеет границ и может привлекать внимание не только людей, которые живут происходящими событиями, но и тех, кому до этих событий раньше не было дела.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Похожие материалы

Психология протестного искусства: интервью с арт-терапевтом
Интервью, 12.10.2020 | СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО | БЕЛАРУСЬ
Конфедерация библиотек Лиги Плюща включила материалы протестного архива Chrysalis Mag в свой веб-реестр
Арт-проект, 2.12.2020 | БЕЛАРУСЬ | СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО
Руфина Базлова
Подборка | ПРОТЕСТНОЕ ИСКУССТВО | БЕЛАРУСЬ

 

 

О НАС

ПОДДЕРЖАТЬ НАС

СПЕЦПРОЕКТЫ


 

СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ 

INSTAGRAM       TELEGRAM       FACEBOOK       YOUTUBE

 

© Chrysalis Mag, 2018-2021 
Использование материалов или фрагментов материалов
возможно только с письменного разрешения редакции.